J. F. Conway: Популизм в 21-м веке

Zdjęcie użytkownika Игорь Лященко.

Термин «популизм» вновь вернулся в повседневный лексикон политических экспертов и аналитиков, пытающихся понять недавние «сейсмические сдвиги» в политических процессах многих капиталистических демократий. По большей части этот термин используется свободно, без каких-либо пояснений и определений. Так, «популизм» был после неожиданных «всплесков» поддержки Берни Сандерса в праймериз США и Джереми Корбина на выборах в Великобритании, затем появился «популизм» у корней(at the roots) «Национального фронта» Марин Ле Пен, добившейся участия в финальном туре президентских выборов во Франции. Нельзя не вспомнить и о «популизме» многих рассерженных белых мужчин (angry white men), проталкивавших Трампа в Белый дом США.

Политические обозреватели авторитетных СМИ обычно используют термин «популизм» в упрощенном и несколько уничижительном значении. Это слепая, легкомысленная и непродуманная атака на десятилетия предсказуемой стабильности. Возникает ощущение неизбежной опасности – к чему приведет этот сдвиг? Консенсус, похоже, заключается в том, что популизм – это как раз то, чего стоит опасаться и что нужно сдерживать.

Некоторые обозреватели предпринимают попытки более глубокого анализа, осознавая, что упрощенное понимание популизма оказывается неспособным объяснить сложности этого феномена. Так, существует «левый популизм» Корбина в Великобритании, Сандерса в США и Меланшона во Франции, а также «правый популизм» Трампа в США, Партии независимости в Великобритании и Ле Пен во Франции. Действительно, эти два вида популизма стали претендентами на политическую ортодоксальность в большинстве европейских стран. Как левые, так и правые популисты осуждают неолиберализм и глобализацию за их ужасные последствия для низших слоев общества. Они мало верят в существующую политическую систему, а потому до сих пор практически не принимали участия в избирательных процессах. Популисты обвиняют нынешние элиты в тех проблемах и трудностях, которые вынуждены терпеть люди.Основные отличияНо различия между левыми и правыми популистами принципиальны. Так, первые критикуют существующую систему – неолиберальный капитализм – и стремятся к её перестройке. Поэтому их главная цель – захват государственной власти, используя которую они могли бы наконец покончить с политикой жесткой экономии путем повышения налогов и увеличения социальных расходов, принятия мер по сокращению неравенства и прекращения традиционной власти сверхбогатых. Кроме этого, левые популисты отвергают белый национализм, ксенофобию и расизм.Правые популисты обвиняют нынешнюю политическую элиту, а не экономическую, и осуждают фальсифицированную политическую систему, которая оказывается недоступной для них. Они, в отличие от левых, принимают белый национализм и хотят вернуться к прежним временам, когда «белые привилегии» оставались нетронутыми. По их мнению, экономические проблемы возникают из-за дешевой рабочей силы, находящейся в офшорной зоне, перемещения фабрик в другие страны и из-за иммигрантов, которые занимают рабочие места местного населения.

Вероятно, мы могли бы извлечь уроки из прошлого. Популизм XX в. нарушил сложившуюся капиталистическую политику в Канаде и США в период с начала века и до Великой депрессии. Левые аграрные популистские движения в Канаде бросили вызов правящим кругам страны, создав Прогрессивную партию в 1921 году. Она осуждала «особые интересы» и плутократию элит и требовала прогрессивных реформ. Тем самым был положен конец «удобному» господству в канадской политической жизни только двух партий – либералов и тори. К этому призыву присоединились воинствующие профсоюзы и социалистические партии рабочих. В период Великой депрессии левые аграрные популистские организации и организации рабочего класса объединили свои силы в Саскачеване, учредив Партию фермеров-лейбористов (CCF) и придя к власти в 1944 году. Угроза CCF на федеральном уровне способствовала стремительному строительству государства всеобщего благосостояния. В США левые аграрные популистские организации, воинствующие профсоюзы и небольшая социалистическая партия рабочих объединились с Демократической партией, обеспечив поддержку Франклину Рузвельту и его политике Нового курса. Классовый анализ и непрерывная политическая и экономическая борьба классов, конкурирующих за власть, были основной сутью движений в Канаде и в США.

Растущее влияние левого популизма

Сегодня всплеск и левого, и правового популизма, очевидно, также связан с классами и борьбой между ними. У левых популистских движений это проявляется в их риторике и предлагаемых мерах. Классовая борьба играет ключевую роль и в подъеме правых сил, поскольку их лидеры пытаются уловить недовольство низшего класса и направить его к правому политическому проекту (именно в этом видятся отголоски итальянского фашизма и немецкого нацизма).

Неолиберальный демонтаж государства всеобщего благоденствия и жестокая, безжалостная эксплуатация низших слоев как в развитых странах, так и за их пределами привели к тому, что классы и классовая борьба вновь вернулись к политическому противостоянию в условиях уже современного позднего капитализма. До сих пор левый популизм, по-видимому, оказывался влиятельнее, поскольку, пока правые популистские партии в Голландии, Австрии, Германии, Финляндии и Великобритании в последнее время терпели электоральные неудачи, левые партии пользовались растущей поддержкой. Только во Франции правый популизм сохраняет свои позиции, пример тому – Национальный фронт Марин Ле Пен. Но и он сталкивается с не менее популярным левым популистским движением «Непокоренная Франция» Жана-Люка Меланшона. В Великобритании правая популистская Партия Независимости (UKIP) была уничтожена, поскольку лейбористская партия Корбина оказалась в более удачных условиях для формирования правительства. Между тем правая избирательная коалиция Трампа уже разваливается вокруг него.

Мы являемся свидетелями возвращения политики классовой борьбы в XXI в. и повторного участия внепарламентских движений и угнетенных низов общества в избирательной гонке за государственную власть. Только время и события покажут, вступили ли мы в долговременную волну политики классовой борьбы.

Дж. Ф. Конвей преподает социологию в Реджайнском университете

Przekład: Радько Е.Д.

za: http://rabkor.ru/columns/edu/2017/07/16/populism/

Ten wpis został opublikowany w kategorii Teksty bieżące. Dodaj zakładkę do bezpośredniego odnośnika.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany. Pola, których wypełnienie jest wymagane, są oznaczone symbolem *