Тони Рокки: ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС И РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Часть I

Великие перемены и в Российской империи, и Европе сильно определяли вклад миллионов российских евреев в революцию 1905 году. Ход событий и течений в этой революции определял вклад этой этноконфессиональной общины в революцию 1917 году и в гражданскую войну. Участие российских евреев в еврейских и общероссийских политических движениях тоже имело огромное влияние на политические и общественные событиях в странах еврейской диаспоры. Сионистские основатели государства Израиля в 1948 году были российскими еврейскими социалистами, знакомыми и связанными с российскими социалистами, которые старались за десятилетия строить социалистическое государство в Палестине.

Цель данной статьи – показать сложность конфликтов среди российских евреев и прослеживать сложность их отношений в России с государством и обществом. Очень важно изучать многогранную историю российских евреев в контекстах российской и общеевропейской истории. Ведь антисемитизм, возникший в этом периоде, стал одной из самых крупных последствий великих перемен начиная с французской революции.  Антисемитизм – политическое явлениe и отличается от традиционной религиозной ненависти к евреям.

По данным переписи 1897 года, в России жило 5,2 млн евреев (иудеи по вероисповедании) [1]. Несмотря на эмиграцию двух миллионов евреев между 1881-1914 годами, высокий природный рост населения пополнял сокращения через эмиграцию. Самая большая еврейская община в мире перед первой воины была в Российской империи. Подавляющее большинство еврейского населения жило в бывшем Царстве польском и в западных губерниях – в черте еврейской оседлости. Черта была зоной принудительного местожительства для евреев. Только некоторые категории евреев имели разрешение жить вне её.

Многие европейские правительства в XIX веке дали евреям равноправие, хотя часто сохранялись элементы дискриминации, особенно по разным профессиям. В России, десятки законов регламентировали почти все аспекты жизни евреев. Евреи подвергались принудительному местожительству в черте еврейской оседлости; запрету жить в селах (евреи жили в городах и местечках); процентным нормам в школах и университетах; запрету заниматься разными профессиями и владеть землей. Только обращение в христианство освобождало евреев от этих законов.

Евреи тоже подвергались общеимперским законам, включая законам о государственных преступлениях. Они имели равноправие с другими национальностями в Империи по бесправию. Под запретом были все еврейские либеральные и социалистические партии, в том числе сионистские партии и движения, особенно те из социалистического направления. Cионизм был под подозрением правительства как все национальные движения и антисемитизм не был главным фактором в запрет cионистких партий. Все национальные либеральные и социалистические партии сотрудничали с общероссийскими партиями тех же самых направлениях. Тоже, социалистические cионисты могли легко стать социалистами-революционерами или социал-демократами. Партии и движения сильно могли подорвать авторитет раввинов и сеять конфликты в общине. Правительство обычно поддерживало религиозных элит во всех вероисповеданиях чтобы гарантировать стабильность во многорелигиозной империи. [2, 180-181]

Царь Александр II облегчил некоторые строгие ограничения против евреев, но после его убийства в 1881 году, Александр III и Николай II выбрали более жесткий курс по еврейской политике. Однако, не было единства в министерствах. Сторонники жесткого курса преобладали в Министерстве внутренних дел, и представители того министерства рассмотрели правительство как под постоянной осадой неблагонадежным населением. Итак, евреи были достойными общего недоверия министерства к населению империи. Более дальновидные представители Министерства финансов сознались в международных последствиях еврейской политики. Последствия включили отказ России в иностранных займах, сокращение зарубежных инвестиций, бойкот российских экспортных товаров и расторжение торговых договоров.

Для евреев России пореформенный период охарактеризован распадом традиционной жизни и обострением конфликтов между евреями по религиозным, языковым, политическим, социальным, гендерным и возрастным факторам. Темы распада и конфликтов получили широкое распространение в художественной литературе на идише. Например, повести Тевье Молочник (позже мюзикл и фильм «Скрипач на крышe») Шолома Алейхема и «Семейная эпоха» Братьев Ашкенази (об евреях в Лодзи, Польше), Израеля Джошуи Зингера. Развитие капитализма способствовали росту еврейской буржуазии, но многие евреи, особенно ремесленники, лавочники и мелкие торговцы, стали жертвами капитализма и с трудом одержали ежедневную жизнь. Религиозные еврей не могли работать на крупных заводах потому что эти заводы работали круглые сутки, включая субботу. Так, рабочие на мелких фабриках составляли еврейский пролетариат. [3]

Какие выборы для лучшей жизни имели российские евреи в этих бурных лет? Принятие христианства освободили обращенных от еврейских законов, но, в отличие от евреев в европейских странах, очень мало российских евреев приняли христианство. Не получилось распространения в России европейских модернизирующих реформистках и консервативных движений иудаизма. Даже ортодоксальный иудаизм, адаптированный к современным условиям, не принялись традиционистами евреями в России. Итак, религиозные традиционалисты предпочитали жить замкнутой жизнью с минимумом контакта с окружающим населением. Многие евреи, особенно из образованных слоев, ассимилировались к русской культуре (быть евреем дома, а русским на улице, говорили ассимилиционисты). Другие организовывали еврейские либеральные и социалистические партии или вступали в общероссийские либеральные и социалистические партии в надежде что участие в широком освободительном движении приводит к окончательному освобождению евреев. Миллионы выбрали эмиграцию больше по экономическим причинами чем по политическим факторам. [4]

Однако сильные эсхатологические представления определяло выборы многих традиционалистских евреев в России. Они верили, что пребывание евреев в странах диаспора (земли вне Израиля) было изгнание как наказание за отступления своих предков от веры. Только пришествие Мессии, избранника Бога, могло восстановить Израиль и вернуть изгнанников в землю предков. В странах диаспоры, всякое отступление носило последствия продолжения изгнания и задержки пришествия Мессии. Традиционалисты трактовали ассимиляцию, участие в еврейских и общероссийских политических движения, и даже эмиграция (возможность утраты веры вне общины) как отступления от веры. Отступники, по мнению традиционалистов, выбрали следовать путь язычников, и они были более опасными чем христиане и другие не евреи.

Страх об отступниках и других внутренних врагов составная часть эсхатологических религий иудаизма, христианства и ислама и всех европейских политических идеологий. Хотя традиционалистские евреи ожидали пришествие Мессия, они тоже боялись появления лжемессии. Ведь призрак Шаббатая-Цеви еще не изчез в странах диаспоры. В 1665 году, Шаббатей-Цеви провозгласил себя Мессией. Сказал, что Бог дал ему власть дозволить тот что Бог раньше запрещал. В новом веке Шаббатая-Цеви, Тора (закон) отменилась. Год позже, Шаббатай Зеви принял ислам под угрозы смерти от османского султана. Тысячи евреев были разочарованы. Призрак лжемессии еще бродил по черти еврейской оседлости. [5]

Продолжение следует…

Примечания

1.Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г.

2.Распределение населения по вероисповеданиям и регионамWerth, Paul W. Arbiters of the Free Conscience: Confessional Categorization and Religious Transfer in Russia, 1905-1917. in Re-Bounding Identities in Russia and Ukraine, ed. Blair Ruble, Dominique Arel, and Nancy Popson (Washington DC: Woodrow Wilson Institution Press, 2006), 181-207.

3.The YIVO Encyclopedia of Jews in Eastern Europe. Russia: Russian EmpireИрландцы тоже пережили распад традиционного общества, внутренные конфликты и массовую эмиграцию. Для сравнения с положением российских евреев, смотрите.

4.Miller, Kerby. Emigrants and exiles: Ireland and the Irish exodus to North America. New York; Toronto: Oxford University Press, 1985.

5.SHABBETHAI ẒEBI B. MORDECAI

 
Ten wpis został opublikowany w kategorii Teksty bieżące. Dodaj zakładkę do bezpośredniego odnośnika.

Dodaj komentarz

Twój adres email nie zostanie opublikowany. Pola, których wypełnienie jest wymagane, są oznaczone symbolem *